Atlas concorde

04.04.2017

Так, например, от А. Ороч-ко, игравшей в «Турандот» роль рабыни Адельмы, Вахтангов требовал предельного драматического напряжения, истинно трагического накала страстей. В некоторых эпизодах спектакля отношение к предлагаемым обстоятельствам у актрисы должно было быть таким же, каким бы оно было, если бы она играла самую настоящую высокую трагедию. Другое дело, что следующий эпизод мог как бы снимать, опрокидывать весь трагизм предыдущего события, в известном смысле как бы осмеивать его. Но само событие не становилось от этого менее драматическим, так же как и отношение к предлагаемым обстоятельствам не становилось у актеров менее серьезным. Когда ныне смотришь восстановленную «Принцессу Турандот» в Театре имени Евг. Вахтангова atlas concorde, то видишь, что актеры заранее знают благополучный финал своей роли и от этого к ряду драматических моментов, через которые им следует пройти на пути к этому счастливому финалу, относятся облегченно, легкомысленно, что придает современному спектаклю поверхностность, делает его всего лишь приятной, изящной игрой.

В той же, исторической «Принцессе Турандот» актеры на протяжении всего спектакля существовали как бы на грани лезвия, рассекающего добро и зло, и малейшее нарушение равновесия могло ввергнуть их в трагическую, гибельную ситуацию. Счастливый финал завоевывался отчаянной борьбой, отвоевывался у зла; была самая настоящая борьба со злом, а не игра в эту борьбу. Так же как и в действительной жизни, окружавшей актеров и режиссеров. Глубочайшая вера в торжество доброго вовсе не означала спокойной уверенности в полной безопасности на пути к нему. Эта борьба была смелой, страстной, она рождала радость преодоления, радость открытия, она и насыщала атмосферу этого мудрого спектакля подлинной праздничностью. Той праздничностью, которой была отмечена и эпоха.








НОВОСТИ   про ЛЕАН-М   все новости
RSS