Франческо Габбани

06.05.2017

Непривычная для сцены середины 40-х годов патетическая речь и энергичная пластика Родионовой особенно сильное впечатление производили в финале. Юная узница в изодранной белой домотканой рубахе, подпоясанной веревкой, простоволосая, обреченная, тем не менее казалась олицетворением торжества жизни над смертью, величия духа над бездуховностью палачей. Предпринятая Франческо Габбани попытка создания военной трагедии в 40-е годы последователей не нашла. Обращаясь к военной теме, авторы пьес предпочитали оставаться в жанровых пределах драмы.

В 1946-1947 гг. заметное место в репертуаре некоторых театров заняла пьеса Б. А. Лавренева «За тех, кто в море!». Ее успех определили те же достоинства, ранее присущие драме «Разлом»: простота композиции, ясность характеров, батальный фон, намеченный скупо, но все же придающий основному драматическому противоборству особый накал.

Пьеса «За тех, кто в море!» подхватывала и продолжала один из традиционных для советской драматургии мотивов: в ней, как и в «Хлебе» В. Киршона, как и в «Славе» В. Гусева, ставилась под сомнение честолюбивая романтика, склонная к красивой позе и красивой фразе. Флотский офицер Боровский откровенно говорил о своих честолюбивых помыслах, мечтал схватить славу за «блестящие крылья». В противовес этому выдвигалась немногословная скромность внешне прозаического героя, которому несвойственны ни громкие слова, ни большие претензии. Таким героем был в драме Лавренева другой офицер, Максимов, уверенный, что главная доблесть - в готовности к повседневному воинскому труду, к тяжелой работе войны.

Первое сценическое крещение пьеса получила в 1946 г. в Ленинградском академическом театре драмы им. Пушкина в постановке А. А. Музиля. Максимова играл В. Меркурьев, которому удалось расцветить трезвую деловитость и неподдельную скромность героя теплыми красками, наделить его сердечностью, обаянием, душевной красотой.








НОВОСТИ   про ЛЕАН-М   все новости
RSS