Магазин коньков

21.05.2017

Гнетущее впечатление, производимое натурой, режиссер, этой натурой не довольствуясь, претворил в желанный экранный образ. Средства воздействия на зрителей были тут особыми (картина эта по жанру - гротеск, фантасмагория), установки были теми же, что на съемках «Золотого теленка».

В режиссерской практике нередко такое: едешь в облюбованные края, где что-то когда-то снимал, и знаешь, что на том месте удобно снять и нечто новое. Но на съемках «Бегства» не новыми были и условия задачи. Под теми же небесами неслышно звучал тот же вопрос «Прекрасна ли жизнь?», та же билась тревога, правильно ли выбран жизненный путь. В изобразительной модификации узнаваемой была тема зловещего предостережения, искушения и кары.

Прошло еще несколько лет. Швейцер обдумывал фильм по произведениям Пушкина и, сочиняя разветвленную сценарную композицию, завел для удобства пять блокнотиков на основные драматические сцены,- бегло помечал на узких листках соображения о будущих кадрах. И вот: пустынный брег необозримой водной глади - таким привиделось режиссеру первое, вводное изображение. Хотите заняться фигурным катанием? Загляните в магазин коньков.

Он рассматривал в качестве пролога к фильму «Сцену из «Фауста», предваренную пушкинской ремаркой: «Берег моря. Фауст и Мефистофель». В среднеазиатскую пустыню тут незачем править путь, но лаконичная ремарка развязывала воображение, а режиссер призван фантазировать конкретно - пространственно, с подробностями, осуществимыми во плоти, и возникшее представление включило в себя элементы прежнего опыта. Он записал: «Пустынный огромный пляж, лик вечности... Какая-то мифология: греческие развалины, белые... Загробный мир, тот свет, край земли... В степи мирской, печальной и безбрежной (пейзаж)... Что-то дантовское должно быть...»

Коробит меня словечко «пляж» - не по вкусу мне оно, употребленное в непосредственной близости к Пушкину и в режиссерском величавом контексте, но нет нужды придираться к черновому словесному наброску - тем более, что и это словечко объясняет нам, где будет Швейцер искать натуру и что он хочет снимать. Вновь жаждет прямого выражения знакомая нам художественная идея, и не сказать - Назойливая или неотвязная, потому что художник есть всем явленная сущность и кому-нибудь любезное бытие всегда волнующих его и постоянно утверждаемых мыслей и чувств,- тем он жив.








НОВОСТИ   про ЛЕАН-М   все новости
RSS